Лайарэ
Мертворожденый конструктив (с) Тиш и Лайарэ (да-да! Мы неграмотные)
До поезда два часа. Всего два часа! Можно было сказать, что Лайарэ опаздывала. Ведь ещё надо было кассы найти! А это сложно. Очень сложно.
И, как нарочно, электричка плелась медленнее черепахи. Лайарэ, у дверей стоя, успела помянуть всех родственников электропоезда до седьмого колена. А когда добралась до восьмого – электричка подошла к платформе и двери открылись. Вперёд!

Проталкиваться сквозь толпу с гитарой за спиной не очень удобно, но ей это всё-таки удалось. А потом народу стало намного меньше – почти все устремились к лестнице, ведущей выше, в город, а Лай свернула к самому вокзалу. Здесь было заметно меньше народу. А те, что были, шли медленно, волоча за собой большие сумки, и совсем не мешали быстро идти – почти бежать – вперёд. Правда, некоторые и с сумками больше самих себя в два раза пытались бежать… Но их просто нужно было обойти стороной, и тогда всё в порядке будет.

Примерно через полчаса кассы были найдены. В самом неожиданном бесте. Лайарэ поклясться была готова, что в прошлый раз, когда она была на вокзале, их там не было! А была она недавно. Лая вообще любила вокзал этот. И не только этот. Любой, все. Суета отъездов и прибытий, эта неповторимая атмосфера Дороги… Здесь она чувствовала себя как дома. Или, может, даже лучше, чем дома…

Кстати, о доме! Да-да-да, её таки отпустили оттуда! На все зимние праздники! Одну! В Москву! Правда, велели прихватить учебники с конспектами. Лая согласилась и… взяла гитару. Без гитары она – никуда, гитара – верная спутница и помощница.

…У касс было всего двое. Наверное, они тоже собрались в последнюю минуту. Тоже налегке, тоже, переговариваясь, решали – соглашаться ли на билеты в разных концах поезда, один в плацкарт, другой в СВ… Решили – соглашаться. Хорошо, что поезд не до Москвы… Может, в том-то ещё хоть одно местечко осталось…

Но ничего сказать Лайарэ не успела. Вместо обычного сигнала, предвещающего новое объявления, она услышала странную красивую мелодию… это заставило отвлечься.
«Объявляется посадка на поезд Земля-Средиземье. Посадка будет производиться с пятой платформы с девятого пути. Удачи и счастливой дороги в Средиземье» - вот что гласило объявление. Лай так и замерла перед окошком кассы, не в силах ни слова произнести. Что это? Это не могло послышаться! Это не могло быть чьей-то шуткой – никто бы того не допустил! И сразу вспомнилась песня, что сегодня с самого утра не давала покоя: «Будет день - ты совсем потеряешь страх и почуешь запах костра в горах. Нет дороги иной - иди на вокзал, если хочешь к костру в древних горах…», и вспомнилось, как она вчера вечером взяла с полки «Сильмариллион» и зачиталась почти до рассвета. Соскучилась. Так давно она уже не думала об этом мире, так давно мысли заняты чем-то другим. Так давно – целый год… А зря.

Лайарэ даже в кассах не стала спрашивать ничего. Она понимала, что минута промедления может… может погубить Чудо. Пятая платформа, пятая, пятая… Где?! Бежала она, поминутно оглядываясь на каждую табличку, на каждый указатель… Первая, вторая – пригородные… Третья, четвертая… Пятая!
Не веря своему счастью, Лайарэ ринулась вниз по лестнице, прыгая через ступеньку, а то и через две сразу. И вот уже – последняя. И на девятом пути стоит поезд. Тот ли самый?
Вся смелость и уверенность схлынули разом. Осталась робость и страх. Вдруг неправда? Вдруг всё-таки шутка, а не новогоднее Чудо? На что она надеется, куда она вообще бежала так? Стоит себе самый обычный поезд…
Отдышавшись немного, Лай подошла к проводнице, что стояла у двери вагона. «В Средиземье?» - вместо спокойного вопроса вышел сдавленный шепот. А проводница лишь кивнула молча, с улыбкой. И совсем ничего не спросила о билете, о котором и Лайарэ не помнила совсем.
Ступенька, ещё ступенька… Вагон. Она внутри. Так и застыла где-то у первого купе, не входя. Боится даже шевельнуться – а вдруг проснётся, и…

@темы: Игра